Футбол

Робкий Москалёв и лютый Вилков. Судьи повлияли на итог обоих главных матчей тура

25
Турнир

У судей тяжёлый хлеб. Значительно более тяжёлый, чем представляется массе. А потому заниматься придирками, вылавливая с помощью восьмого видеоповтора чьё-то несовершенство, обычно не хочется. Обычно хочется понять и простить. Тем не менее иной раз случаются эпизоды, где традиционной меры понимания не хватает. Заглавные матчи 20-го тура чемпионата России дали нам подходящие примеры.

Вилков: за что удаление?

Судьбу матча «Локомотива» и «Краснодара» решил 11-метровый, назначенный в ворота гостей на 68-й минуте. Гжегош Крыховяк бил по воротам, и мяч в пути встретился с рукой Шарля Каборе. Судья Михаил Вилков посчитал, что имеет место нарушение правил и дал свисток.

Разбор ситуации стоит разделить на две части.

Первая – собственно выбор, это нарушение или нет. Правило № 12 «Нарушения Правил и недисциплинированное поведение» говорит следующее: «Игра рукой в мяч подразумевает умышленное действие игрока, совершающего контакт с мячом ладонью или рукой». Был умысел со стороны Каборе? Нет, не было.

Впрочем, в правилах футбола не прописаны методические рекомендации, которых сегодня должны придерживаться судьи при трактовке контакта руки и мяча. Помимо умысла, арбитрам необходимо учитывать, во-первых, расстояние между бьющим и рукой, во-вторых, скорость полёта мяча, в-третьих, в каком положении, естественном или нет, находится рука, в-четвёртых, есть ли движение руки к мячу, в-пятых, увеличивает ли рука площадь тела. Из всего этого ряда в пользу пенальти в черкизовском эпизоде был только один пункт – последний. Все остальные – против. Между Крыховяком и Каборе было метра три, удар наносился мощнейший, положение рук Каборе было естественным, движения к мячу рука не делала. К тому же мяч вообще попал не в руку, а в тело и руку одновременно. Факт нарушения очень сомнителен.

И, между прочим, Вилков свистнул не сразу. Он находился в идеальной позиции, всё видел как на ладони, тем не менее решил, что это нарушение, только через паузу, лишь после активной апелляции Крыховяка. Невозможно утверждать, что свисток стал именно реакцией на жест поляка: Вилков в своём ремесле прошёл огонь и воды и едва ли мог дрогнуть просто от чьей-то эмоции. Скорее всего, он пытался в эти мгновения мысленно разложить по разным чашам те самые резоны, что приведены выше. И решил, что увеличение площади тела перевешивает все остальные. Возможно, если бы это был пас, судья промолчал бы, но это был прямой удар по воротам. Так что решение назначить пенальти хоть как-то, но объясняется.

А вот второе решение Вилкова логическому толкованию вообще не поддаётся. Назначив пенальти, он показал Каборе жёлтую карточку, которая стала для того второй и означала удаление с поля. Причём здесь уже у судьи не было стрессовой срочности – он располагал десятком секунд, то есть гигантским в его профессии временем. И по зрелому размышлению пришёл к выводу, что Каборе заслуживает предупреждения и удаления.

Читаем всё то же Правило № 12. Юридические основания для вынесения предупреждения за любую разновидность игры рукой облечены в формулировку «неспортивное поведение». Что неспортивного было в поведении Каборе? Человек стоял на месте, когда ему в руку прилетел мяч. Это неспортивно? А что тогда спортивно? По факту получилось, что человека выгнали просто за то, что в него стоящего попал мяч. Дух закона действительно требует этого? Товарищ судья, вы ничего не попутали?

Едва ли стоит объяснять, какова разница между десятью и одиннадцатью игроками. Пусть даже пенальти был назначен обоснованно, но в полном составе за оставшиеся полтайма «Краснодар» вполне мог отыграться. В меньшинстве же такой возможности у него практически не осталось. И именно удаление оказалось тем решением судьи Вилкова, которое понять с точки зрения традиционного здравого смысла труднее всего.

Москалёв: почему всё те же ошибки?

В отличие от коллеги из Черкизова, Владимир Москалёв, работавший в Тушино, обнаружил недостаток решительности. Если приговоры Вилкова выглядели необоснованно жёсткими, то поступки Москалёва – необоснованно мягкими.

В концентрированном виде нерешительность рефери была представлена зрителям матча «Спартак» – «Зенит» в течение пары минут второго тайма.

На 58-й минуте Игорь Смольников грубым ударом сзади валит Александра Ташаева. Соперник травмирован – налицо все основания для вынесения защитнику «Зенита» предупреждения. Но судья воздерживается. Однажды в этом матче Смольников уже был предупреждён, и вторая жёлтая превратилась бы для него в красную. Полное впечатление, что судья сразу же складывает в уме эту нехитрую комбинацию и именно потому отказывается от дисциплинарных санкций.

Буквально тут же, на 59-й минуте, следующий пример судейской робости. В штрафной площади «Спартака» Илья Кутепов ногой преграждает путь Артёму Дзюбе, в результате чего форвард падает. При этом контакта спартаковского защитника с мячом не отмечено. Москалёв жестом показывает: играйте. Случившееся не получается воспринять независимо от эпизода минутной давности: сначала пожалев «Зенит», потом судья жалеет «Спартак».

Всё это можно было бы списать не стечение обстоятельств, если бы не буквальный повтор коллизий матча первого круга. Сентябрьскую встречу соперников в Петербурге тоже обслуживал Москалёв – и тоже глотал свисток в аналогичных ситуациях. Разве что только повёрнутых зеркально. То есть пенальти тогда надо было назначать в ворота «Зенита» (Иванович наступил на ногу Роше), а с поля выгонять за вторую жёлтую – игрока «Спартака» (Николая Рассказова).

Инспектор тогда оценил работу Москалёва неудовлетворительно, в результате чего тот отдыхал целых семь туров. Но вскоре после возвращения снова впал в ступор, когда требовалось действие. Помните, как в первом спартаковском матче Олега Кононова его команда избежала пенальти после контакта мяча с рукой Зе Луиша? Так вот, тогда судьей тоже был Москалёв.

То есть все эти эпизоды уже выстраиваются в систему. Мы видим, что нерешительность у этого судьи хроническая. Что ж, где-то это объяснимо: человек он молодой, всего 32 года, толстокожести, свойственной тому же Вилкову, ещё не обрёл. Но почему формированием характера надо заниматься обязательно на центральных матчах? Неужели дерби столиц, витрина нашего чемпионата, не заслуживает судьи с устоявшейся психикой? И это, понятное дело, вопрос уже не столько к Москалёву, столько к тому, кто его назначает, – Александру Егорову.

* * *

В целом ошибки судей – это нормально. Они тоже живые люди. Ненормально, если эти ошибки невозможно постичь, даже когда очень хочется. Как можно выгонять с поля человека за то, что он оказался на пути мяча? Как можно с буквальной точностью повторять ту же нерешительность, что и в прошлый раз? Увы, главные матчи 20-го тура перевели судейскую тему в категорию непостижимого, а потому и ненормального. 

Турнир

Добавить комментарий