Баскетбол

Приключения литовца в Америке. Как Куртинайтис выступал в конкурсе трехочковых НБА

4
Турнир

16 февраля состоятся два Матча звезд. Один в Чикаго, штат Иллинойс — финальная часть помпезного и яркого баскетбольного шоу, класс которого НБА шлифует на протяжении многих десятилетий. Другой Матч звезд будет сыгран в Москве, где Единая лига постарается представить свою интерпретацию того, как должен выглядеть баскетбольный праздник для зрителей. Помимо популяризации баскетбола эти два события связывает фигура Римаса Куртинайтиса.

Именно литовец будет тренировать команду Звезд мира в Москве, и он же 31 год назад стал первым и последним европейцем, который был приглашен для участия в звездном уик-энде НБА, не являясь при этом представителем лиги.

Эта история не подходит под строгие лекала о надуманной европейской экспансии в НБА конца 80-х — начала 90-х, а заодно очень естественно соотносится с натурой самого Куртинайтиса — человека спокойного, тактичного и лишенного высокопарности.

В 1988-м один из самых авторитетных и профилированных снайперов Европы был приглашен для участия в конкурсе трехочковых бросков и проиграл его. Но здесь важен не столько результат, сколько фактура, плюс отношение самого Куртинайтиса, чья адекватная оценка всего происходившего вокруг него в те пару дней, что он провел в Хьюстоне, — по-другому и быть не могло.

Слишком стихийно и непривычно все ощущалось, причем как самим литовцем, так и НБА. Лига, которая экспериментировала с форматом и новшествами, решила дозаявить Куртинайтиса девятым в конкурс, где традиционно принимали участие по восемь игроков. Римас в свою очередь недоумевал относительно выбора своей кандидатуры. Конечно, его 28 очков против сборной США в полуфинале сеульской Олимпиады были весомым фактором, но ведь помимо него претендентами на поездку в Хьюстон были такие легендарные личности, как Оскар Шмидт и Дражен Петрович.

Так или иначе, но выбор пал на Куртинайтиса. О приглашении он узнал за две недели до мероприятия, но «Жальгирис», за который он тогда выступал, помимо союзного чемпионата играл еще и Кубке европейских чемпионов, так что времени для специальной подготовки не было.

Главной привилегией Римаса стала трехочковая линия, которую в тренировочном зале расчертили под размеры НБА (на метр дальше, чем европейская). После двух тренировок в день Куртирайтис запирался в зале и до полночи старался адаптироваться к бросковым стандартам НБА. Задача, которую литовский снайпер с учетом дефицита времени выполнил более-менее, в отличие от той, условия которой не мог постичь уже на стадии «дано».

Речь, естественно, о психологической подготовке. Как человек, большую часть жизни просуществовавший в реалиях СССР, мог подготовить себя к трансатлантическому перелету в бизнес-классе, лимузину с личным шофером, который встречал его и его близких в аэропорту, роскошному отелю со стеклянными лифтами, огромному вниманию прессы и свойскому обращению со стороны звезд НБА, которых раньше он видел только на пиратских видеокассетах.

Позже Куртинайтис неоднократно признавался, что практически не спал перед конкурсом. Волнение, желание почерпнуть побольше из ощущений непривычного и нового для него мира, необходимость участвовать в официальных пресс-конференциях, где Римас выглядел диковинкой для американских журналистов. Вишенкой на торте стала поездка в клуб с участниками Матча звезд, где литовец дивился тому, как звездные баскетболисты отплясывали и пели, при этом всячески игнорируя горячительные напитки.

В общем, Римас Куртинайтис проявлял самую естественную и понятную реакцию на все происходящее. Да и обстоятельства были не те. 45 000 зрителей «Астродома» встретили Куртинайтиса аплодисментами, как и каждого из восьми участников, кто появлялся до него. А состав был представительный. Дэйл Эллис, Реджи Миллер, Крейг Ходжес, Майкл Адамс, Дерек Харпер, Джон Сандволд, Джеральд Хендерсон и Дэнни Эйндж.

О том, насколько был взвинчен Куртинайтис, можно было судить уже по первым секундам конкурса, основной задачей которого является не столько попасть за минуту 5 бросков с каждой из пяти позиций, сколько задать ритм и четко следовать ему. Куртинайтис начал выбрасывать мячи чересчур быстро, лишив себя возможности наращивать темп в зависимости от количества оставшегося времени.

К последней стойке он подбежал, когда в его распоряжении оставалось аж 14 секунд, но литовец все равно не смог реализовал ни одного броска. Всего же он забил 9 бросков из 25, после чего переквалифицировался в зрителя и уже со скамейки наблюдал за тем, как победу в конкурсе одерживает Дэйл Эллис.

Задержаться на день и посмотреть сам Матч звезд литовцу не удалось, сразу же после окончания конкурса Куртинайтис поехал в аэропорт, откуда вылетел в Италию, где «Жальгирис» должен был играть один из матчей Кубка европейских чемпионов.

На таком контрасте поездка литовского снайпера кажется даже более успешной в сравнении с тем, если бы он даже победил в конкурсе трехочковых. Случись это, история участия Римаса Куртирайтиса наверняка обросла каким-нибудь политическим подтекстом, очередной полемикой превосходства европейских баскетболистов над американскими. А так опыт литовца оказался сопоставим с волнительным приключением человека, который, пусть и ненадолго, попал в эпицентр события, частью которого он себя никогда не мыслил, но при этом успел ухватить из этого путешествия самое главное.

Это история не про соревновательность и не про спорт, а про замешательство, волнение, радость удивления и адекватность восприятия, о тех вещах, которых именно современному спорту как раз не хватает. Поэтому история о поездке Римаса Куртинайтиса — классика, которая была хороша 10 лет назад, любопытна сейчас и будет элегантна еще очень-очень долго.

При подготовке материала использовалось интервью Римаса Куртинатиса Сергею Ходячих и сайту БК «Химки»

Турнир

Добавить комментарий