Баскетбол

От автомата с чипсами до звания новичка года. 20-летний игрок прервал спячку команды-середняка

15
Турнир

«Мемфис Гриззлис» никогда не были притягательной командой. Обладающей шармом — да, но шарм этот был такой сельско-пролетарский. Как у искреннего, добродушного человека, с которым легко найти общий язык, но жизнь его настолько незатейлива и размерена, что и поговорить-то с ним толком не о чем. Достаточно взглянуть на небогатую 25-летнюю историю существования «Гриззлис», чтобы понять — лидеры этого клуба были профессионалами, трудягами, аутсайдерами, ниспровергающими более раскрученных авторитетов, но никак не искусителями от баскетбола. Набожный Шариф Абдур-Рахим, воздухоплавающий Майкл Дикерсон, чья карьера в НБА ограничилась четырьмя сезонами, переехавшие на перевоспитание из «Портленда» Зак Рэндольф и Бонзи Уэллс, многофункциональные и покладистые эмигранты в лице братьев Газолей… Эти и многие другие игроки «Гриззлис» удивляли и вызывали симпатии, но не соблазняли и не завораживали. Даже тот простой факт, что на первом своем драфте в 1995-м клуб, который тогда ещё базировался в Ванкувере, сделал ставку на неповоротливого центрового Брайанта Ривза по прозвищу «Большой деревенщина», логично укладывается в эту парадигму. «Мишки» взяли его под 6-м пиком, предпочтя Ривза одному из самых перспективных разыгрывающих новой волны Дэймону Стаудмайеру, который спустя полгода стал лучшим новичком сезона. При любви к самому низкосортному символизму, можно попробовать увязать это с тем, что спустя четверть века именно выбранный на драфте разыгрывающий впервые заставляет плотоядно посматривать за извилистой и обтекаемой игрой «Мемфиса». Но скорее правда в том, что Джа Морант стал бы лучшим новичком этого сезона в любой команде. Просто на этот раз «Мемфису» повезло выбирать вторыми, а не шестыми.

Сейчас бессмысленно рассуждать о том, насколько конкурентоспособен был бы Морант в борьбе за звание лучшего новичка сезона, если бы не травма Зайона Уильямсона. Гораздо важнее обратить внимание на то, что даже без Зайона средний уровень претендентов на эту индивидуальную награду в этом году очень высок, но при всех имеющихся соискателях уже сейчас всякому понятно, что обладателем ее станет Морант. Это что касается индивидуальных цацек. Еще одна немаловажная деталь: находящиеся в стадии перестройки «Гриззлис», которые перед началом сезона не ставили перед собой иных целей, кроме как развитие молодых игроков, сейчас идут в зоне плей-офф с показателем 20-23, тогда как более сбалансированные под постсезонку «Пеликанс» (17-27) линяют на 12-й строчке и уже не рассчитывают вернуться. На этой неделе нам обещали презентовать Зайона, но даже это и последующие выступления в этом сезоне вряд ли помогут составить основательные впечатление о его роли и значимости для команды. 

  • Тяжелый случай. Почему Зайона нужно оставлять вне игры?

А вот говорить о том же применительно к Моранту и «Гриззлис» можно и нужно, в том числе и потому, что множество очевидных сравнений и аллюзий на поверку оказываются не такими однозначными. Начать хотя бы с того что Морант — элитный разыгрывающий с великолепной, фундаментальной подготовкой. Чересчур понтовитое определение для человека, которого ни один из престижных колледжей типа «Северной Каролины», «Канзаса», «Кентакки», «Дьюка» или «Орегона» не рассматривал даже в качестве потенциального кандидата.

Представитель довольно средненького «Мюррей Стэйт» высмотрел Моранта на пути к автомату с чипсами, когда тот играл двусторонку в благотворительном тренировочном лагере Чендлера Парсонса. Более того, ассистент главного тренера «Мюррей Стэйт» Джеймс Кейн ехал на соревнования вовсе не для того, чтобы оценить таланты Джа, его целью был Тевин Браун из Алабамы. Кейна привлекло сочетание атлетизма, видения площадки и желания отдавать передачи: 

«Когда парни обладают атлетичным телосложением уже в таком юном возрасте, они как правило любят и предпочитают полагаться только на него. Это лишний шанс показать себя и самоутвердиться. Джа не такой, он не стремится сделать свою игру проще, он старается упростить игру для своих партнеров». 

Такой игровой этике Моранта научил его отец Ти, который выступал в одной школьной команде вместе с двукратным чемпионом НБА Рэем Алленом, и тренер той самой команды Дуэйн Эдвардс. Ти, которого Джа называет своим «главным хейтером» (поскольку тот всегда был скуп на комплименты), отвечал за физическую подготовку, а Эдвардс прививал молодому тактические навыки.Никаких привилегированных школ, именитых колледжей с множеством кампусов и спортивных комплексов, сравнимых с залами НБА. Только построенная на семейные деньги площадка позади двора, локальная школа и местечковый универ. Вот по какому графику развивалась карьера Джа до того, как он вытащил «Мюррэй Стэйт» в «Мартовское Безумие», в ходе которого все начали говорить о нем как о «новом Расселе Уэстбруке».

В драфт-протоколах только ленивый не синонимизировал фамилию Моранта с Уэстбруком, Джоном Уоллом и Дерриком Роузом. Каждый видел стремительный первый шаг и взрывной прыжок щуплого паренька, но почему-то никто не акцентировал внимание на его манере дриблинга и пасовых качествах, которые делают Джа более штучным игроком. Моранта вполне закономерно называть разыгрывающим новой эпохи, — скорость, прыжок, атлетизм позволяют это делать, но в его излюбленной манере обыгрыша гораздо больше от Айзеи Томаса, Тима Хардуэя и Криса Пола, чем от Аллена Айверсона, Уэстбрука или Роуза. Речь о технике «inside box dribbling» — это классическая методика, которую использовали еще в 70-х. Вокруг баскетболиста очерчивали воображаемую коробку и заставляли дриблинговать так быстро и так низко, насколько это возможно. При этом мяч не мог покидать пределы очерченного пространства. Целью было спровоцировать опекуна на попытку перехвата и уйти от него. В 90-х Аллен Айверсон принялся популяризировать моду на более амплитудный дрибблинг, по манере похожий на маятник. Такая модель была более удобна для габаритных разыгрывающих, к числу которых относился и сам Айверсон. С развитием атлетизма, роста и скорости в игре подобный стиль стал более предпочтителен. Пенни Хардуэй, Стив Фрэнсис, Бэрон Дэвис, Деррон Уильямс, Деррик Роуз, Рассел Уэстбрук — все они предпочитали «вскрывать» оппонентов в проходе без длительного дриблинга. Морант, если можно так сказать, более традиционен. В позиционных атаках он предпочитает долго стучать мячом, чтобы собрать на себя максимум защитников, тем самым приумножив число открытых адресатов для передачи.

Его «классический» «inside box dribbling» настолько быстр, что даже позиционные розыгрыши «Гриззлис» не выглядят статичными. Команда в среднем набирает за игру 106,6 очка и занимает 8-ю строчку по скорости темпа в лиге. Вместе с этим Морант, несмотря на то, что является самым результативным игроком своей команды (17,9 очка в среднем за матч), не просто возглавляет нападение с шашкой наголо, но и отдает по 7 передач — лучший показатель среди всех новичков лиги. Если так пойдет и дальше, то Джа станет всего лишь девятым новичком в истории, кому удавалось набирать в среднем больше 17 очков и отдавать больше 6 передач за игру. До него подобные показатели демонстрировали Оскар Робертсон, Мэджик Джонсон, Айзея Томас, Дэймон Стаудмайер, Аллен Айверсон, Стив Фрэнсис, Дэмиан Лиллард и Трей Янг. Согласитесь, неплохо для для сельского паренька. Переиначив старые приемы на новый лад, Морант добавил игре «Мемфиса» скорости, непредсказуемости, авантюризма. Команда, главным кредо которой еще совсем недавно было пресловутое «выгрызай и цепляйся», сегодня манит не только внешним видом, но и загадочностью — ведь каждому интересно узнать, что будет с таким «Мемфисом» дальше.

Турнир

Добавить комментарий