Автоспорт

Льюис Хэмилтон: Я должен действовать стратегически

82
Турнир

В Остине Льюис Хэмилтон финишировал третьим и заявил, что в гонке многое пошло не так: в Mercedes ошиблись со стратегией, возникли проблемы с машиной, к тому же перед стартом команде пришлось заменить насосы систем охлаждения. По мнению четырехкратного чемпиона, всё это повлияло на результат…

Вопрос: Вы обсудили стратегию с командой, какова выводы?

Льюис Хэмилтон: Да, мы провели брифинг и поняли, что могли многое сделать лучше. Не все действия были оптимальными, что осложнило ситуацию. Не лучшая гонка, но до воскресенья всё складывалось неплохо, и мы принимали верные решения.

В Ferrari немного прибавили в скорости, а мы отчасти её потеряли, чем сами осложнили себе жизнь. Вся команда сработала не так хорошо, как обычно. Мы никого не обвиняем — каждый из нас берет вину на себя. Я знаю, что парни внимательно проанализируют этот уик-энд, и мы вернемся в борьбу, став сильнее.

Вопрос: Вероятно, вы хотели завоевать титул в Остине, но всегда говорили, что вас мотивирует борьба. Вам понравилась гонка?

Льюис Хэмилтон: Честно говоря, мне всё равно — я имею в виду, что у меня и мыслей не было о титуле в этот уик-энд, хотя мне задавали много вопросов… Но я здесь только ради борьбы за победу. Моя цель — выиграть все оставшиеся до конца сезона гонки, и я настроился на это. Конечно, если всё получится, то можно завоевать титул, но я просто думал о том, чтобы выступить как можно лучше.

В гонке многое было против нас. Если оказываешься позади, то обычно считаешь, что дело в неправильной стратегии и всём остальном, но в гонке нам не хватило скорости. Всё работало не так эффективно, как обычно, но мы знаем, в чём дело. Впереди ещё три гонки.

Вопрос: Вам понравились поединки с соперниками?

Льюис Хэмилтон: Да, я получил огромное удовольствие от борьбы. Кими и Макс выступили отлично. Мне всё понравилось! В какой-то момент мы с Кими вели борьбу — я в восторге от неё. Хотелось бы, чтобы она продолжалась дольше! Затем у меня был ещё один поединок и в конце гонки мы боролись втроем — мне хотелось, чтобы гонка продолжалась — это было потрясающе.

Но в Формуле 1 остаются серьезные проблемы — без серьёзной разницы в скорости невозможно обгонять. Я искренне надеюсь, что парни примут верные решения при составлении регламента на 2021 год. Чтобы приблизиться к машине соперника, разница в скорости должна быть не полторы секунды, как сейчас, а гораздо меньшей. Тогда гонки станут гораздо интереснее.

Вопрос: Сыграла ли в этом роль нехватка работы на трассе в пятницу? И как повлияла замена насоса системы охлаждения перед стартом?

Льюис Хэмилтон: Нет, в пятницу все были в одинаковой ситуации. Мы справились не хуже остальных. Отлично выполнили свою работу, приняли верные решения, подобрали правильные настройки… Вы видели, что перед гонкой машина была разобрана — это не лучший сценарий. Возможно, если бы это утро сложилось иначе, гонка прошла бы по-другому.

Вопрос: Тото Вольфф сказал, что помимо неправильной стратегии, машине не хватало скорости. Вы тоже так считаете? Инженеры выяснили причину проблем?

Льюис Хэмилтон: Соперники немного прибавили в скорости, а мы чуть потеряли. Я попросил команду всё внимательно проанализировать и найти причину. Но дело не только в этом. Например, в гонке были обломки, я повредил днище и терял из-за этого несколько десятых на круге, но предполагаю, что и у остальных могли быть такие проблемы. Была ещё одна проблема, но я не знаю, сколько времени терял из-за неё.

Вопрос: На пресс-конференции FIA вы сказали, что в борьбе с Максом действовали предельно осторожно, и что невозможно завоевать титул, если допускать глупые ошибки. Этому вас научили предыдущие гонки?

Льюис Хэмилтон: Конечно, я многому научился за карьеру и стараюсь принимать верные решения. Соперники так же сильно хотят выиграть гонку, как и я. И они готовы пойти на всё ради этого, а мне это не нужно. Я должен мыслить стратегически и зарабатывать очки. С одной стороны, я готов рисковать, чтобы завоевать победу, но с другой мне нужно выполнить работу и добиться результата.

Если бы я агрессивно действовал с поединке с Максом, то, например, Себастьян Феттель мог финишировать вторым или третьим, а я потерял бы очки. По-моему, осторожный подхлд был оптимальным.

Вопрос: Команда попросила вас действовать иначе, чем действовал Кими. Если бы Райкконен заехал в боксы, а вы остались на трассе, вы всё равно использовали стратегию с двумя пит-стопами?

Льюис Хэмилтон: Возможно, мы постарались бы проехать гонку с одной сменой шин, но выснилось, что резина у нас изнашивается сильнее, чем у остальных, а такое бывает редко. Это в любом случае вынудило бы нас провести два пит-стопа. Перед стартом мы не знали, каким будет износ, но в гонке возникли проблемы.

Вопрос: В Pirelli изменили давление в шинах. Как это повлияло на машину?

Льюис Хэмилтон: Я не заметил особой разницы. Возможно, гораздо больше сложностей возникло из-за проблем с машиной. А поскольку я уступал в скорости, мне пришлось больше атаковать, чтобы отыграть это отставание. Я уверен, что более высокое давление в шинах мне не помогло, но ситуация одинакова для всех. Если бы у нас не было проблем с машиной, то износ резины стал бы гораздо меньше.

Вопрос: На пресс-конференции вы сказали, что если бы боролись не с Максом, а с Феттелем, то действовали бы иначе. Что особенного в борьбе с Ферстаппеном?

Льюис Хэмилтон: По-моему, этот поединок не отличался от остальных. Он располагал машину так же, как это делал бы Феттель, не делал ничего иного. Всё так же. Но он был в слепой зоне — я не видел, где именно он находится, и не хотел особенно рисковать.

Вопрос: Вы получаете электронное письмо от команды с итогами анализа? Так работает обратная связь?

Льюис Хэмилтон: Нет. Обычно на неделе после гонки я возвращаюсь на базу, и там мы подробно всё анализируем. Но на этот раз я туда не поеду, а получу по почте письмо от моего гоночного инженера Пита Боннингтона. В четверг утром мы с командой всё ещё раз анализируем.

Вопрос: Какие у вас планы на эту неделю? Вы сразу поедете в Мексику?

Льюис Хэмилтон: Нет, в понедельник я участвую в проекте Midnight Football, затем проведу день с семьёй, а после этого меня ждет ещё несколько встреч со спонсорами.

Вопрос: Вы жаловались на сложности с обгоном круговых. Вы считаете, что пришла пора радикальных действий?

Льюис Хэмилтон: Я не думаю, что это полностью вина более медленных команд, ведь, как я сказал, здесь увеличили давление в шинах, и в принципе сложно преследовать машину соперника. Как только приближаешься на пять секунд, то сразу чувствуешь влияние потока турбулентного воздуха — машина начинает больше скользить, поэтому ваше преимущество начинает пропадать по мере того, как вы приближаетесь к сопернику.

У круговых своя гонка, и они не хотят серьезно сбрасывать скорость, чтобы вас пропустить. Например, я застрял за двумя гонщиками Toro Rosso и не мог достаточно к ним приблизиться. Состояние моих шин ухудшалось, а я не мог к ним подобраться, чтобы они меня пропустили. Сложная ситуация. Но здесь всё не так плохо, как например, в Сингапуре.

Не должно быть столь большой разницы в скорости между машинами — это серьёзная проблема нашего спорта. Как Williams или McLaren могут уступать лидерам по три секунды на круге? Это слишком много. Надо изменить правила, чтобы уменьшить эту разницу в скорости, тогда мы получим отличные гонки — такие как в MotoGP, где есть плотная борьба.

Турнир

Добавить комментарий