Хоккей

Ковалев: Решил стать тренером, когда устал сидеть и ничего не делать

10
Турнир

Клубы Континентальной хоккейной лиги продолжают подготовку к сезону 2020/21, старт которого намечен на 2 сентября. Одной из главных новостей межсезонья стало назначение главным тренером в китайский “Куньлунь” легендарного российского хоккеиста Алексея Ковалева. До этого два года он работал помощником у своего предшественника Курта Фрейзера. Ковалев: Решил стать тренером, когда устал сидеть и ничего не делатьАлексей Ковалев брал уроки игры на саксофоне не у кого-нибудь, а у самого Игоря Бутмана. Фото: photo.khl.ru

Ковалев не только уникального таланта игрок, но и сам по себе очень разносторонний человек, что вообще не очень характерно для хоккеиста. О том, почему Алексей пошел в тренерскую профессию и о своих увлечениях, он рассказал в эксклюзивном интервью “РГ”.

Когда впервые задумались о том, чтобы попробовать себя на тренерском поприще?

Алексей Ковалев: Наверное, это произошло, когда я устал сидеть и ничего не делать. Закончив карьеру, понял, что не хочу возвращаться в хоккей. Следующие два года меня было бесполезно спрашивать, смотрел ли ту или иную игру. Не интересовала даже НХЛ: разве что иногда с детьми мог поглядеть, какой счет, какие голы забивались. Я занимался другим, брал уроки актерского мастерства. Хотел быть ближе к фильмам, телевизионным шоу. Снялся в паре таких, еще в первом фильме Кьюбы Гудинга-младшего. Я его хорошо знаю, он болельщик “Рейнджерс”, часто приходит на матчи. Рассказал ему о своем увлечении, вот он меня и позвал. Но это такой бизнес, в котором путь начинающего актера к постоянной занятости в съемках занимает очень много времени. Мне сказали, что иногда нужно ждать 4-5 лет, прежде чем тебя заметят и дадут хорошую роль. Поэтому все это постепенно сошло на нет. И я подумал, может, пришло время попробовать себя в тренерской профессии. Не сидеть же без дела. Тогда и поступило предложение от “Куньлуня”. Им был нужен еще один ассистент тренера. Так все и началось.

При этом в том же году, незадолго до приглашения в “Куньлунь”, вы признавались, что хоккей смотреть вам скучно…

Алексей Ковалев: Когда говоришь про скучный хоккей и берешь такую работу, это значит, ты надеешься, что сумеешь что-то изменить. Кто-то же должен это сделать. Вот я и взялся. Понятно, что за один-два года всего не поменяешь. Но все равно я уже вижу результат. В том плане, что игроки, с которыми я работал, которым помогал, до сих пор звонят, спрашивают, присылают свои видео.

Как вам жизнь в Китае?

Алексей Ковалев: В мой первый сезон “Куньлунь” базировался в Шанхае. Потрясающий город, мне очень понравился. Через Шанхай проходит река: если на одном берегу более традиционные китайские районы, то на другом – бизнес-центр. В прошлом году были в Пекине. Он тоже интересный, но настолько большой, что мы просто уставали. На тренировку нужно ехать час, обратно – столько же. Загруженность дорог, постоянные пробки. Хотя в Пекине тоже есть что посмотреть, та же Великая Китайская стена. Но Шанхай мне показался в плане мобильности и доступности попроще. Если говорить про те же тренировки – 20 минут туда, 20 минут обратно.

Что-то вобрали в себя из местной культуры?

Алексей Ковалев: Мне всегда нравилось, когда люди выходят в парки, делают зарядку тайчи, перекидывают ногами большой тяжелый волан (игра цзянцзы, аналог европейского “сокс”. – Прим. “РГ”). Было интересно посмотреть, чем занимается народ, как развлекает себя и окружающих.

Вы рассказывали, как по молодости переигрывали свои смены в “Рейнджерс”, и в одном матче вас перестали пускать на скамейку…

Алексей Ковалев: Это была идея Майка Кинэна, главного тренера. Я заигрывался и поздно менялся. При этом я так считал: пусть ты уже отыграл минуту, но если находишься в зоне соперника, смысл меняться? Вдруг будет возможность забить? В конце концов Майк решил меня проучить. Сказал парням, чтобы не пускали меня на скамейку, когда приеду на смену. Ну и я тоже решил ему доказать, что даже в такой ситуации могу быть полезен. За оставшиеся несколько минут в периоде заработал удаление, забил гол, а мог даже два, но шайба сошла с крюка.

Как бы поступил на месте Кинэна тренер Алексей Ковалев?

Алексей Ковалев: Если бы человек был настолько талантлив, как я, то я бы, конечно, не оставлял его на льду аж на семь с половиной минут без перерыва, а просто больше использовал бы по ходу матча. Когда видно желание, виден объем работы, можно просто спокойно объяснить парню, почему ему не нужно переигрывать. А то вышло так, что, отыграв эти семь минут, в следующей игре я вышел только на две. Нынешняя молодежь вообще ломается, если ее таким способом учить. Теряется, и ее потом не найти.

Нападающий “Вашингтона” Евгений Кузнецов рассказывал, как в юности они с Александром Семиным подкупали кока-колой охранника, чтобы попасть ночью на каток потренироваться. У вас есть своя история про одержимость хоккеем?

Алексей Ковалев: Лично мне проще было, ведь я жил напротив стадиона. А к стадиону был прикреплен хоккейный корт. Зимой заливали и то и другое, но на большом 400-метровом катке было не очень интересно: там просто катались по кругу. Поэтому мы по возможности ходили на коробку. Дожидались, когда лед освободится, и высыпали. Сейчас попробуй так выйди, сразу прогонят. А тогда по пять-шесть часов со льда не уходили.

Правда, что сначала вы хотели быть вратарем?

Алексей Ковалев: Не то что прямо хотел. Мне тогда казалось, вратарем быть интереснее. Работать ловушкой, отбивать шайбу, и все это во вратарской форме. Но броски стали посильнее, и чувство интереса как-то поугасло.

Вы говорили, что вам всегда было интересно попробовать себя в штабе сборной России…

Алексей Ковалев: Для нас сборная была выше всего. Мы жили этим. Когда я переехал из Тольятти в Москву и меня не взяли на первый сбор национальной команды, это был шок. Всегда испытывал особенное чувство, играя вместе с лучшими хоккеистами со всей страны. Всегда большая честь представлять родину, не важно в каком качестве, игроком или тренером.

Все, кто с вами играл и работал, отмечают вашу разносторонность. Например, когда вы закончили карьеру, прошла новость, что теперь Алексей Ковалев профессионально посвятит себя гольфу. Как с этим обстоят дела сейчас?

Алексей Ковалев: Я занимаюсь, но для этого нужно время. В гольфе необходимо много тренироваться, постоянно выступать на турнирах. Периодически я на них играю, но с моими травмами выше определенного уровня подняться очень трудно.

У вас же еще есть и лицензия пилота. Давно садились за штурвал?

Алексей Ковалев: Недавно летал с Артемием Панариным (нынешний лидер “Рейнджерс”. – Прим. “РГ”). Он обозначил интерес, захотел попробовать. Раз желание есть, решил ему показать. Иногда люди хотят чего-то, но не очень представляют, с чем будут иметь дело. Поэтому предложил его прокатить. Дам, говорю, порулить. Я его потом спрашивал конкретно: ну как, ну что? На днях Панарин написал: “Когда в следующий раз полетим?” Значит, все-таки интерес есть.

Еще один удивительный факт из вашей жизни. Вы, оказывается, увлекались игрой на саксофоне…

Алексей Ковалев: Всегда нравился звук саксофона. Плюс я познакомился с Игорем Бутманом, который на тот момент жил в Штатах. Я рассказал ему о своем увлечении, пошли с ним вместе в магазин, купили саксофон. Он дал несколько уроков. Но потом Игорь уехал обратно в Россию, и я забросил это все. Да и времени стало не хватать.

Тяжелый инструмент для овладения?

Алексей Ковалев: А что в нашей жизни вообще легкое? В саксофоне важно, насколько ты правильно дуешь, как работает дыхалка. Когда не знаешь, как правильно расслаблять губы, тяжело. Поначалу у меня на губах оставались следы, ребята в раздевалке замечали и подкалывали: мол, опять, что ли, дудел весь день?

Досье “РГ”

Алексей Ковалев родился 24 февраля 1973 года в Тольятти. Профессиональную карьеру начал в московском “Динамо”. В НХЛ выступал за “Рейнджерс”, с которым в 1994 году выиграл Кубок Стэнли, “Питтсбург”, “Монреаль”, “Оттаву” и “Флориду”. Третий из россиян, набравший 1000 очков в регулярных чемпионатах лиги, первый по количеству сыгранных матчей (1316). В составе сборной – олимпийский чемпион Альбервиля-1992.

Турнир

Добавить комментарий