Автоспорт

Извращение ценностей. Почему Формула-1 притягивает «призрачных спонсоров»

18
Турнир

У команд Формулы-1 всё более странные спонсоры, чью продукцию нереально купить. Не ждёт ли «Уильямс» и «Хаас» мощный финансовый удар?

Накануне сезона-2019 сразу две команды Формулы-1 обзавелись новыми титульными спонсорами. На бортах многострадальных «Уильямсов» появились надписи ROKiT, а «Хаасы» и вовсе пошли дальше – полностью выкрасили свой новый болид в цвета компании Rich Energy. И всё бы ничего, но уж слишком неоднозначны образы новоиспечённых «титуляров». Проще говоря, и «Уильямс», и «Хаас» взялись рекламировать то… чего нет.

В случае с новым партнёром американской «конюшни» можно сделать предположение, что подобное сотрудничество – часть несколько агрессивной, даже эпатажной (как и образ самого президента Rich Energy Уильяма Стори) «раскруточной» кампании. Скептицизм околоформульных обывателей о серьёзности намерений «энергетиков» в Формуле-1 Стори пытается развеять сравнением с высадкой космонавтов на Луне – вы, дескать, сомневаетесь в этом очевидном факте? Далеко не очевидном, надо сказать. Как не очевидно и само присутствие рекламируемой продукции на рынке. В Британии, например – откуда и растут корни Rich Energy – банки с искомым энергетиком пока нельзя встретить ни в одном местном аналоге островных «Пятёрочек».

Про Уильяма Стори здесь и сейчас можно сказать языком русскоязычного интернет-фольклора: «Словом, видом – Лев Толстой (намерен отнять рынок у «Ред Булл»), а на деле …»

Желающим приобрести «рога» (довольно сомнительный образ для продукта, конкурент которого обещает «дать крылья») можно сделать это или на сайте компании, или заказать продукт через сервис одного торгового посредника. Да, банки Rich Energy «светились» в меню нескольких сетей отелей и ресторанов – но это не слишком прибавляет доверия компании, чья продукция, скажем так, «весьма ограничена для приобретения». Про Уильяма Стори здесь и сейчас можно сказать языком русскоязычного интернет-фольклора: «Словом, видом – Лев Толстой (намерен отнять рынок у «Ред Булл»), а на деле …». Как на деле – покажет время.

Но если амбиции «рогатых энергетиков» можно хоть как-то списать на неординарную PR-стратегию, то новый партнёр «Уильямса» – ноунейм в полном смысле этого слова. Банки с напитком Rich Energy можно хотя бы увидеть на «элитарных» прилавках – смартфонов марки ROKiT на сегодняшний день просто не существует в природе. Начать их продажи авторы стартапа намерены не то летом, не то осенью этого года (одним словом, не раньше, чем через 15 недель). Что это будет за аппаратура с технологической точки зрения – тоже пока тайна. Где-то даже говорится, что флагманом бренда станет… телефон-«раскладушка». Что ж, более подходящего для себя партнёра нынешний «Уильямс», кажется, найти просто не мог.

Приход в Формулу-1 подобных брендов лишний раз наталкивает на мысль – насколько современная «Королева автоспорта» извратила свои ценности. Год за годом она становится всё более «синтетической», какой-то «ненастоящей», если так угодно – с точки зрения болельщика старой закалки. Здесь и двигатели, звук которых вызывает стойкие ассоциации с эконом-пылесосом, а глобальная концепция – с технологиями для городских малолитражек. Здесь и медийная зашоренность нынешнего поколения пилотов – которым образ рафинированного вегана (да простят меня веганы) идёт в разы больше, чем имидж бойца-гладиатора, выходящего на арену смертельно опасной схватки. Здесь и сама система попадания гонщиков в Формулу-1, где фактор финансовой (а где-то и политической) поддержки пилота играет важнейшую роль уже не только при преодолении последней ступеньки наверх – например, из Формулы-2 – но поразил вглубь, начиная с «головы», уже целый пролёт молодёжных серий.

Приход в Формулу-1 подобных брендов лишний раз наталкивает на мысль – насколько современная «Королева автоспорта» извратила свои ценности.

Нет, вернуть времена харизматичных романтиков эпохи Джеймса Ханта, конечно, невозможно – как невозможно здесь и сейчас заставить двигатели быть «фонетически сексуальнее», а боссов команд – запретить подчинённым использовать корпоративно толерантные клише в интервью. Но вернуть яркие предсезонные презентации, разбросанные по разным уголкам мира и сдобренные красочными перфомансами и образами красивых девушек (привет старине Эдди) – гораздо легче. Во всяком случае, команды смогут показать таким образом своё лицо – а не просто стянуть очередное одеяло на пит-лейне в Монтмело, выложив с десяток одинаковых фото в «Инстаграм»…

Нет, это не «ворчание олдфага». Это реальность современной Формулы-1. Почему в автоспорт сейчас не приходят глобальные бренды вроде Coca-Cola (есть впечатление, что она просто стесняется нынешнего «Макларена»), McDonalds, Apple, и иже с ними? С одной стороны – этим компаниям реклама как таковая и не нужна, их торговые марки и без того узнаваемы в любой точке мира. С другой стороны – взять те же 90-е и начало нулевых: львиная доля нетабачных спонсоров тех времён (про табачников разговор особый, с их новой, «синтетической» волной захода в автоспорт) приходила в Ф-1 отнюдь не для раскрутки своих брендов – а для их «укрепления» и повышения медийной (именно медийной) узнаваемости.

Те, кто смотрит Формулу-1 не один десяток лет, и сейчас вспомнят, на болидах каких команд красовались надписи, например, Orange, Vodafone, Alcatel, Siemens, Sega, HSBC и так далее. Если же посмотреть на нынешние болиды – то для того, чтобы идентифицировать большинство рекламируемых брендов, болельщикам придётся нещадно гуглить. Да и то, как в случае с ROKiT, несведущему есть риск так и не понять, «что хочет сказать автор», а в случае с Rich Energy – решить по наивности, что это реклама дешёвых пальчиковых батареек…

Командам же, «взявшим на борт» таких партнёров, хочется пожелать только одного: помнить историю и учиться на чужих ошибках. И если «Хаас» – команда молодая, и в силу этого может историю просто не знать, то с «Уильямса» спрос особый.

Помнится, ещё одна — пусть и не такая титулованная, но вполне себе славная — британская «конюшня» «Эрроуз» в 1999-м году отдалась (пусть и ненадолго) в руки весьма неординарной личности – африканского принца Малика. Который – не исключено, что руководствуясь принципом «было бы хоть что-то», разместил на бортах едва сводящих концы с концами «стрел» загадочный логотип t-minus. Внимание к команде – да и лично к своей персоне – нигериец привлёк, да только вскоре оказалось на поверку, что такой торговой марки вообще не существует. Вышло, что почти весь сезон команда, отчаянно нуждавшаяся в деньгах, «возила» на себе «рекламу воздуха». И пусть вскоре спортивные результаты «Эрроуза» даже несколько пошли вверх, уже через три сезона некогда крепкая команда ушла в историю – по причине банального банкротства. И как бы сейчас не хотелось с оптимизмом смотреть в будущее «Уильямса», подобные исторические параллели заставляют задуматься – не туда ли движется команда из Гроува?

И туда ли движется вся Формула-1…

Турнир

Добавить комментарий