Футбол

Игорь Семшов: «Дом на Рублевке построила жена»

13
Турнир

С Игорем Семшовым мы разговорились о самых насущных вопросах — как построить дом, посадить дерево и воспитать сына.

«Благодарен и Тарханову, и Шевченко, и Хиддинку»

— Что интереснее — играть или тренировать?

— Однозначно — играть. Потому что на футбольном поле все зависит от тебя. Возможно, мне повезло, что я играл в сильных командах.

С другой стороны, управлять коллективом в качестве тренера тоже интересно. Когда у тебя много футболистов, ты должен объединить всех одной целью, чтобы коллектив был боеспособным, чтобы каждый проникся твоим видением футбола и мог реализовать твои идеи на поле.

— Кто из тренеров оказал на вас самое большое влияние?

— Наверное, таких несколько. Во-первых, Александр Тарханов, который умел работать с молодежью, доверял ей. Как тренер я это сейчас очень хорошо понимаю. Важно знать, не подведет ли тебя тот или иной футболист. Но в любом случае нужно доверять игрокам, а они должны отплатить тебе тем же на поле.

Безусловно, Гус Хиддинк, Божович, с которым мне удалось поработать и как футболисту, и как помощнику. Шевченко в «Торпедо», который, как потом признался, специально меня воспитывал. Это была своего рода проверка характера. Главное было не сломаться. Благодаря этому я потом тоже добивался каких-то успехов. Когда тренер тебя по-мужски не щадит, проверяет твой характер, силу воли — и ты это перебарываешь, а потом становишься практически любимчиком, это тоже дорогого стоит.

Еще Андрей Кобелев. В общем, с тренерами повезло– все они мне доверяли. А когда тебе кто-то доверяет, ты уже сам внутренне даешь себе команду ни в коем случае его не подводить. И благодаря тому, что я хотел расти, мне это удавалось. Понятно, были и неудачные матчи, но в целом на карьеру мне жаловаться грех.

— За что вы отвечаете в «Арсенале»?

— Я работаю уже с третьим главным тренером, и так получается, что мне приходится отвечать за все. У нас нет разделения на тренеров нападения, обороны и так далее. Мне повезло, что главный разрешает мне полностью вникать в тренировочный процесс и во все обсуждения, высказывать свою точку зрения. Это не из серии «принеси-подай».

— Что главное в тренерской работе?

— Быть хладнокровным. Бывают разные ситуации во время игры и в ходе тренировочного процесса, но надо всегда быть уверенным в себе и уметь находить взаимопонимание с игроками. Подчас кто-то недоволен одним, другим, третьим, но ты всегда должен показать: нас объединяет футбол.

За все время, что я успел поработать помощником и четыре месяца главным тренером (в «Химике» из Новомосковска в прошлом году. — Прим. Sportbox.ru), да и сам когда играл, тоже много чем был недоволен. Понимаю, есть моменты, когда тренер тоже может вспылить и ответить, но ты должен уметь все сгладить.

«Сыну нравилось в Испании, а дочь тянуло в Москву»

— Приходится разрываться между Тулой и Москвой?

— Я живу в Туле и чувствую себя спокойно. Отсюда до Москвы не так и далеко. Моя семья часто приезжает на игры. Когда есть выходные, езжу домой. Кстати, Тула — очень комфортный город и для житья, и для работы. Тем более что организация дел в ФК «Арсенал» сейчас на хорошем уровне. Только работай!

— Чем занимаетесь в свободные часы?

— Футбол поглощает всю мою жизнь. Благодаря тому, что сейчас есть «тарелки» и специализированные каналы, транслирующие много турниров — и национальные чемпионаты, и Лигу чемпионов, и матчи сборных, — смотрю много футбола. Уже не как любитель, а как тренер. Иногда смотришь и думаешь: а что бы я предпринял в той или иной ситуации? Когда показывают большие клубы, бывает так, что у кого-то что-то не идет в игре. Вот и наблюдаешь, как тренеры себя ведут, как стараются изменить ход матча заменами или тактическими перестановками, по какой схеме играют. Все это полезный навык.

— Вы считаете себя состоявшимся, успешным человеком?

— Я человек, который всю жизнь в футболе и который его любит. Благодаря нынешнему президенту «Арсенала» Гураму Захаровичу Аджоеву я вернулся в футбол, занимаюсь любимым делом. Когда закончил карьеру игрока, мне не хватало этого драйва, накала игр, эмоций. Я уже не выхожу на футбольное поле, но забитым мячам нашей команды иногда радуюсь больше, чем когда играл сам. Если ты в команде, если переживаешь и болеешь за нее всей душой, то обязательно получаешь в ответ этот адреналин.

— У вас с супругой Ларисой двое детей — сын Виктор и дочь Виктория. Наверняка такие имена дали им неслучайно?

— Сначала думали, что случайно, а потом поняли, что нет. Победа всегда важна. Даже если в семье все складывается хорошо, это тоже победа. Дети тебя понимают — и это победа. У тебя прекрасные отношения с друзьями — тоже. Жизненные ситуации бывают разные, и ты всякий раз пытаешься выйти из них победителем. Приехал домой, у тебя машина чистая — ты тоже победил!

— Сколько лет вашему сыну? Чем он занят?

— Тринадцать, а дочери скоро восемнадцать. Сын ходит в школу, главное — чтобы стал хорошим человеком.

— Футбол любит?

— Да, сейчас болеет, естественно, за «Арсенал», где работает его папа. Следит за футболом, знает наших игроков, иногда на базе с удовольствием гоняет мячик. Но в секции не занимается. Сожалею, что в сознательном возрасте он уже не застал те времена, когда я играл на высоком уровне. Может быть, ему сегодня было бы интереснее.

— А на ваш выбор профессии отец, бывший тренер ФШМ, повлиял?

— В детстве — безусловно. А когда я уже стал футболистом, а потом тренером, мой выбор, скорее всего, был самостоятельным.

Кстати, после того как закончил играть, раздумывал, тренером быть или функционером. Когда пригласили в «Арсенал», президент сказал, что видит меня тренером. И я сейчас ни капли об этом не жалею. Тренер ближе к игрокам, да и весь повседневный режим его работы — сборы, тренировочный процесс, заезды на базу перед матчами — почти как у футболиста. В общем, в мою жизнь эта рутина вернулась, только я теперь в другой ипостаси.

— Вы с семьей какое-то время прожили в Испании, и ваш сын, насколько мне известно, уже вовсю «шпарил» на языке этой страны и вообще чувствовал себя там как рыба в воде. У вас не было желания там остаться?

— Младший действительно легко там освоился, а вот старшую через полгода потянуло на родину. Поэтому в последние три-четыре месяца жизни в Испании супруга находилась в Москве со старшей и периодически прилетала к нам с Виктором. Можно сказать, жила на два дома. Если бы мы остались в Испании, я бы сейчас точно не занимался футболом. Там надо было учить язык, я его не знал — больше общался с русскими. Что есть, то есть, иногда опыт тоже полезен — пожить в другой стране, посмотреть, все прощупать. Мы вернулись на родину и ни о чем не жалеем.

— У вас остался какой-то уголок в Испании, куда можно ненадолго приехать?

— Да. У нас с этим и раньше проблем не было — там остались и друзья, и знакомые, и связи, и круг общения. Всегда было где остановиться. Все почти как свое.

«Земля и огород — для нас родное»

— У футболистов и тренеров жизнь кочевая. У вас, к примеру, то Москва, то Питер, то Самара, то Тула… Где ваш дом?

— Сам не могу понять. У меня вещи часто собраны в чемоданы и лежат в машине. Мне кажется, и жена иногда не понимает, где ее дом. То приедет ко мне в Тулу, то уедет обратно — и все время чемоданы, чемоданы, чемоданы…

К сожалению, а может, и к счастью, такая у меня работа, и если семья рядом, это тоже небольшая победа. Потому что мои близкие не отстраняются, не сопротивляются, не говорят «нет». Хочется, конечно, быть все время рядом друг с другом, но путешествовать тоже иногда приятно, а без работы, наверное, любой человек не растет и не развивается.

— А чья идея была обосноваться на Рублевке?

— Когда дети были маленькие, мы решили построить дом. Жить на земле приятно, тем более мы из такого времени, когда лето проводили в деревне, у бабушек. Так что земля и огород для нас родное.

— Проект дома сами выбирали?

— Можно сказать, что его строила супруга, она нанимала бригаду. Мне тогда было некогда — играл, карьера была в расцвете. Дом у нас компактный, уютный. Не важно, что он не огромный, главное, что в нем пахнет домом и туда постоянно тянет.

— Среди соседей футбольные люди есть?

— Нет. Бизнесмены, просто обеспеченные люди. Землю я покупал давно, лет 12-13 назад. Цена была более или менее нормальная, но почти все места уже были забиты.

— У вас дома есть любимое место?

— Конечно — это гостиная. Мы планировали дом так, чтобы она соединялась со столовой и холлом. Не так, как в квартирах, где много перегородок. Хотелось иметь открытое пространство.

— Гости у вас часто бывают?

— По мере возможности. С моей работой это непросто. К тому же, признаться, люблю встречаться на нейтральной стороне, чтобы никого не стеснять и чтобы всем было комфортно. Не знаю почему. При этом супруга принимать гостей любит.

— Домашние животные есть?

— Собаки, целых три! Первым появился лабрадор. Его подарили на день рожденья дочери. Потом сыну купили шпица, чтобы у каждого ребенка было свое животное. А позднее приютили еще и дворняжку, помесь овчарки с кем-то, уже и не припомню. У этой собаки была тяжелая судьба, но супруга ее выходила, долго с ней занималась. Дворняга очень-очень добрая, она живет не в доме — у нее отдельный вольер. Если увидит, что ты вышел среди ночи, сядет перед тобой и будет сидеть, чуть ли не разговаривать. Приятный пес!

— А кто с этой сворой гуляет?

— Есть человек, который специально ими занимается. Он живет в доме, потому что без помощников нам не обойтись. Я постоянно в разъездах, жена нередко с детьми уезжает. А собаки все время должны быть под контролем.

— Какая у вас самая любимая и нелюбимая работа по дому?

— Нелюбимой нет однозначно, потому что от нее меня полностью освободила жена. А любимая? Попытаться чем-то ей помочь!

— Можете что-то смастерить своими руками?

— Нет, если только по мелочевке. А по большим делам — лучше довериться мастеру.

— Ну, а шашлык-то сами готовите?

— Это да! Кстати говоря, этому меня тоже научила супруга — раньше готовила исключительно она.

Да, забыл, очень люблю баню растапливать! Когда собираемся всей семьей, баня — на мне! Топлю, прогреваю, наливаю воду в кадушку. Бассейна к нас нет, его заменяет большая кадка.

«Моя елочка уже выросла»

— Сад, газон у вас на участке есть?

— Сад небольшой, жена за ним следит. Ягоды на компот, овощи, яблоки, груши. Не картошка, конечно, но какие-то салаты и свежая зелень у нас к столу всегда имеются.

— А есть дерево, которое вы сами посадили?

— Елка. Сажали, когда только туда переехали, прямо напротив центрального окна. Она уже выросла, мы ее наряжаем перед Новым годом. С огнями — очень красиво!

— Какую команду вы хотели бы со временем тренировать?

— Не люблю загадывать. Все пока идет своим чередом, и дай бог когда-нибудь оказаться главным тренером в хорошей команде, которая играла бы в хорошей лиге. Я уже пробовал быть главным тренером в команде ПФЛ, теперь хочется испытать свои силы на более высоком уровне. Это интересно, тем более что все условия для такой работы в нашем футболе постепенно создаются. И хорошо бы, чтобы этот вариант был надолго. Но повторяю: всему свое время, бежать впереди паровоза не люблю. Надо учиться, работать, доказывать.

— Что считаете своим главным достижением в футболе?

— Те немногие медали, которые завоевал.

— А что больше всего цените в жизни?

— Наверное, четкость, порядок. Как говорят в футболе, порядок бьет класс. Люблю, чтобы все было вовремя и распланировано до мелочей.

— Какое качество вы хотели бы в первую очередь передать по наследству детям?

— Упертость, желание идти к своей цели во что бы то ни стало. Ну и трудолюбие, конечно. 

Турнир

Добавить комментарий